Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Барнаул
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Биробиджан
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск
Интервью

Моя правда — это правда русской словесности

Моя правда — это правда русской словесности
Фото - Роман Карпов.
Захар Прилепин поделился своим мнением относительно места писателя в жизни общества

Российский прозаик, общественный и политический деятель Захар Прилепин 23 июля провел в рязанской библиотеке имени Максима Горького встречу с читателями. В течение часа писатель отвечал на вопросы своих почитателей, а список затронутых во время разговора тем был необычайно широк.

Во время встречи Прилепин успел рассказать и о своем отношении к воссоединению с Донбассом и о том, почему он считает необходимым исключить творчество Александра Солженицына из школьной программы и о месте литераторов в политике.

— Многие считают, что писатель не должен лезть в политику, в войны или общественную деятельность. Я же считаю наоборот, что, пройдя через все эти вещи человек, приобретает необходимый опыт, который впоследствии отражается в его творчестве. А современная позиция, что ты должен только писать, кажется мне безосновательной. Если мы посмотрим на историю литературы, то увидим, что именно колоссальный жизненный опыт как раз способствует созданию великих произведений русской словесности. Я, конечно, не утверждаю, что каждый должен повторить опыт Достоевского, прошедшего через тюрьму, лишения и муки. Но, тем не менее, крайне сложно вообразить себе автора «Войны и мира» без его кавказкой истории и крайне сложно представить себе Михаила Шолохова без его юношеских приключений периода гражданской войны. Поэтому моя правда как писателя — это правда русской словесности.

Как вы считаете, возможно, ли окончательное признание Донбасса и его воссоединение с Российской Федерацией?

— Спасибо за вопрос, но я не в состоянии на него ответить. И не потому, что я не хочу, а потому что я не знаю на него ответа. Ведь он диктуется сотней разнообразных обстоятельств, начиная от событий в США и заканчивая выборами в Германии. Так как это огромная шахматная доска, на которой все играют одновременно, и в связи с этим вопрос воссоединения с Донбассом постоянно пролонгируется. Вместе с тем как человек, проведший там три года и участвовавший во многих событиях, могу с уверенностью сказать, что территория ЛНР и ДНР по факту являются российскими территориями. У нас около 300 разнообразных экономических связей с ними, все образование там, так или иначе подчиняется российским стандартам и программам, дипломатические, военные и прочие сферы там тоже действуют в консультационном режиме с Россией. Так, что говорить о том, что Донбасс украинский уже не приходится.

Вы как-то высказались о том, что считаете необходимым исключить «Архипелаг Гулаг» Солженицына из школьной программы. Можете объяснить почему?

— Безусловно, он крупная фигура, безусловно, очень сильная личность, большой мастер и знаток русского языка. Но то, как он показывает нашу страну того времени, мне кажется однобоким. Я не отрицаю весь ужас сталинских репрессий, но говорить о том, что это все, чем жила страна, в корне неверно. А после прочтения Солженицына в сознании ребенка остается ведь только это, а подвиги. Колоссальная мощь советского государства остается как бы за кадром. Ведь у нас была великая наука, мощнейшая промышленность, передовая медицина и всеобщее образование. И получается как бы, что всего этого нет, а есть огромная тюрьма, в которой все сидели. И это откладывается в сознании ребенка.

Захар, как мне кажется, вы идете путем примирения всей России. По вашему мнению, это служение?

— Это очень сложный вопрос. Ведь кто-то может считать, что я наоборот не примиряю, а, наоборот, разделяю нашу страну. Но сам я так, конечно, не думаю. Для меня действительно история России до революции, история белого движения, история русской церкви — это и моя история тоже. Это моя личная трагедия. Все эти разрушенные храмы – это мука для меня, боль в моем сердце. И то, что я придерживаюсь социалистических, я бы даже сказал, левацких взглядов, нисколько этому не противоречит. И именно поэтому, я считаю, что я примиряю, именно для этого я пишу все свои книги, в этом вижу весь смысл своего творчества. Хотя многие считают совсем иначе.

Яндекс.Метрика